Новости компании
Все новости

   
Главная  >  Пресс-центр  >  Наука  >  «АКАДЕМГЕЙТ»: ПОРА ЕГО ВСКРЫТЬ 

«АКАДЕМГЕЙТ»: ПОРА ЕГО ВСКРЫТЬ

2013-03-27
m-kalashnikov.livejournal.com 

Что происходит в постсоветской науке? Способна ли она вообще послужить развитию страны, ее переходу на инновационное развитие и поиску новых знаний? Могут ли прорывные инновации выжить в РФ? Есть ли здесь вообще честная научно-техническая конкуренция? Может ли наука в ее современном виде дать решение самых насущных для нас проблем?

Я, Максим Калашников, жизнь свою посвятивший поискам путей моего народа в достойное будущее и борьбе с последствиями страшной национальной катастрофы конца ХХ века, намерен начать своего рода расследование. Нам не выжить не только без новой индустриализации, но и без научно-технических прорывов. Однако может ли наука РФ в ее сегодняшнем состоянии стать той самой производительной силой, о чем говорили незабвенные классики? Сводятся ли ее проблемы к тому, что нашей науке нужно просто дать больше денег?

Такой уверенности у меня давно нет! Но выносить поспешные, субъективные суждения, не разобравшись глубоко, не имею права.

Мне прекрасно известно, что современные «ветви» науки и самые знаменитые институты Академии наук были созданы не безликими коллективами во главе с серыми администраторами, а яркими гениями, незаурядными личностями. Они когда-то совершили прорывы, открыли новые пути и выступили основателями, за коими пришли подражатели и продолжатели. Собственно говоря, уже не Ученые, а научные работники.

Сегодня нужны такие же гении-открыватели новых путей. Но ждут ли их в постсоветской науке? Или же их готовы уничтожить, дабы они не «смущали спокойствия»? Вопрос – далеко не праздный.

Мне, как историку, прекрасно известно, что все то, что составляет нынешнюю реальность, когда-то было смелыми открытиями и удивительными изобретениями. Все: телефон, железные дороги, самолеты, компьютеры, Интернет. И все это всегда сначала отвергалось, как «бред и лженаука», как шарлатанство и «невозможность». Всегда и везде инноваторы сталкивались с сопротивлением «признанных специалистов», чаще всего пробиваясь в реальную жизнь с боем, с кровью и потерями. И не все выдерживали это.

Мне прекрасно ведомо, что эпохальные инновации встречали яростное сопротивление и прежних научных школ, и старых корпораций, богатству и положению которых угрожали новые изобретения. Очень часто новое старались забить и затоптать именно из шкурно-корпоративных интересов, ради защиты своего положения на рынках. Не гнушаясь при этом самыми гнусными приемами недобросовестной научно-технической конкуренции.

Таково инновационное сопротивление. Но каково оно в теперешней РФ? Усилилось оно или ослабло по сравнению с периодом СССР? И что разобраться дотошно.

Мне известно, что сейчас наступает время смены научной парадигмы. Такой же смены, какая произошла на грани средних веков и Нового времени. Но, как учит нас история, старая парадигма упорно сопротивлялась своему уходу в отставку – вплоть до использования инквизиции и физического уничтожения носителей новой парадигмы.

А что происходит сейчас? Есть ли аналог инквизиции и репрессий против носителей новой парадигмы? Есть ли в стране механизм поиска новых знаний, система поиска, отбора и экспериментальной проверки столь нужных нам инноваций? Способна ли нынешняя Большая наука переходить к прикладным задачам?

Вопросы – далеко не праздные. Особенно в условиях, когда инновационное развитие – не блажь начальства, а условие национального выживания. Когда в науку действительно надо вливать огромные деньги. Когда мы ходим по краю пропасти – пропасти одичания и нового Темновековья.

Есть случаи и скандалы, которые высвечивают самые неприглядные клубки проблем, самые грязные углы в потемках реальности и отвратительные кучи грязи, копившиеся десятилетиями. Такими случаями-вспышками магния во мраке стали когда-то дела Дрейфуса и Бейлиса, Цусимское поражение, Уотергейт, дефолт лета 1998 года.

С моей точки зрения, мы с 2009 года имеем дело с аналогичным по характеру скандалом – Академгейтом.

Почему три делегации РАН, побывав в частном институте Виктора Петрика, оставляли если не восторженные, то крайне лестные отзывы о его работе? Почему они тогда говорили, что столкнулись с удивительными изобретениями и эффектами, требующими дальнейшего исследования? И почему затем грянули выводы Комиссии по лженауке РАН (и комиссии Тартаковского), объявивших Петрика махровым мошенником, ничего общего с наукой не имеющим? Объявивших о том, что у него НИЧЕГО нет? Почему после этого понеслась самая разнузданная истерия в СМИ, воскрешающая в памяти средневековую «охоту на ведьм»?

Я хочу разобраться. Считаю, что это – именно Академгейт. Ибо если три делегации академиков, посещая Всеволожск, изрекали хвалебную ложь, то ученые ли они вообще, несмотря на свои академические титулы? На них давили сверху? Тогда чего они стоят как личности? Где их честь и совесть, где – репутация ученых? Что это за ученые, что сейчас, в угоду начальству, говорят одно, а завтра – совершенно обратное?

Если же они говорили правду в своих доброжелательных отзывах – то не лжет ли тогда Комиссия по лженауке? И чем она тогда вообще занимается? Она проверяла заявленные инновации делом, экспериментом – или же выносила суждение на расстоянии, не изучая предложенного в лабораториях? И что она выражает: действительно последнее слово мировой науки – или старческий маразм некоторых своих членов?

Вопросы эти – тоже не праздные. Ведь мне прекрасно ведомо, что никакого открытого диспута между В.Петриком и комиссиями РАН по лженауке и группой Тартаковского не было. Ученые мужи уклоняются от публичного дискурса, от реальной проверки предложенного, допуская в заявлениях вопиющие ошибки. Мало того, они подчас показывали незнание того, что делается в институтах самой РАН, все зачисляя по разряду «лженауки». Но зато не устают травить и поливать грязью того, кто осмелился заявить об изобретениях и полученных эффектах.

Дело здесь – не в Петрике, а в принципе. Если наука настолько больна и так деградировала, то в силах ли она выполнять свою основную функцию: порождать новые знания и создавать инновации, способные решать самые насущные нужды общества? Не выродилась ли она в кормушку для научных бюрократов и в новую инквизицию, топчушую тех, кто пытается заниматься настоящей наукой? И есть ли вообще система, способная без ошибок отделять смелых новаторов от действительных обманщиков и сумасшедших?

Те работающие изобретения, что я видел во Всеволожске, заставляют задуматься о роли РАН и формах ее работы. Безапелляционное зачисление всего, чохом, в «лженауку» - плохой признак. Равно как и отказ приехать на место, увидеть все своими глазами и проверить новации на практике.

Считаю, что Академгейт должен быть расследован. Именно во имя русского движения в будущее.

Ибо не во вчерашнем «зека» Петрике дело, а именно в принципе. Ибо мне известны и иные новаторы, которые подвергаются обструкции или топятся в забвении. Это касается Института рентгеновской оптики М.Кумахова, и работ атомщиков И.Острецова и Л.Максимова. Это касается работ «курчатовца» Л.Уруцкоева и других. Это касается великого завета академика Петра Капицы: не ползти за кем-то, вечно подражая Западу, а искать свое, прорывное.

Ничего нельзя разрушать бездумно, по-чубайсовски и по-гайдаровски радикально и безоглядно. Да, история свидетельствует в пользу академической организации науки, сложившейся в Российской империи и СССР. Но так же очевидно и то, что монополия губительна, что Академии наук нужно создавать конкуренцию. Что сама РАН слишком долго уклонялась от решения прикладных задач. Не нужно ломать и разгонять РАН. Но она должна получить конкурента, хранящего ее от впадения в косность и летаргию.

Поэтому расследование Академгейта должно помочь нам в выработке новой схемы создания, отбора и продвижения нужных нам инноваций. Так, чтобы инновационное сопротивление и чьи-то шкурные цеховые и деловые интересы не ввергали страну вечное болото застоя. В вечный статус захолустья, рабски копирующего зады западной науки.

Прошу, друзья, участвовать в этом расследовании.

Потому что превращение науки в производительную силу, в мощный фактор подъема РФ, обреченную на умирание – это беспощадная необходимость. Никакая смена власти, никакие свободные выборы сами по себе эту проблему не решат. А положение РФ слишком тяжело, чтобы выходить из нее привычными, «догоняющими» методами. Нам нужны радикальные прорывы в науке и технике. Они должны подкрепить новую индустриализацию и разумную экономическую политику. Даже простое строительство жилья, дорог или животноводческих ферм требует инноваций. Иначе погромленная, опустошенная, превращающаяся в дом престарелых, испытывающую дикую нехватку молодых и трудоспособных, впадающая в слабоумие и новую неграмотность страна - обречена на смерть. Медленную или быструю – не суть важно. Но Большой рывок неминуемо потребует и новой организации науки. Потребует безжалостной борьбы с косностью и недобросовестной научно-технической конкуренцией.

Да, нам нужен механизм отделения подлинных научных первопроходцев от умалишенных и шарлатанов. Но не менее того нации потребна система отделения гениев от научных маразматиков и остепененных мракобесов. Ибо нынешняя постсоветская наука далеко не всегда – светоч знаний и беспристрастный судия.

Мне, посвятившему жизнь свою поиску путей русского народа из лап постсоветской деградации и смерти, надлежит заняться этим делом.


Мнение редактора раздела «Пресс-центр» может не совпадать с мнением автора статьи





34
35
36
37
38
39
17
18
19
20
21
50
51
22
23
40
41
42
43
54
55